"А поговорить?" (с) (v_n_zb) wrote,
"А поговорить?" (с)
v_n_zb

Categories:

Соловьев обиделся на Путина: "Дерьмо не станет медом"

.
Интереснейший диалог состоялся на радио «Вести-ФМ» в программе «Полный контакт» между ее ведущими - Анной Шафран и Владимиром Соловьевым.

Оказалось, что когда санкции вводила Европа и США, Соловьев совершенно не волновался, но как только были введены ответные санкции России, мешающие телеведущему наслаждаться заморскими деликатесами, он с грустью констатировал, что изоляция, к которой уверенно ведет Россию великий Пу, не так уж хороша:

Соловьёв: Всё не так просто в этом мире, не всё так линейно. И не надо восхищаться... знаешь, особенно радуются всем этим санкциям те люди, которые не жили в советское время и не понимают, к чему это всё может привести. Я совсем этому всему не радуюсь. Мне вообще невесело, когда я смотрю на то, что происходит. Я понимаю, что необходимо отвечать, и хорошо понимаю, что есть разные варианты ответа. Просто считаю, что надо всё просчитывать. Мало этого, сейчас же уже западники стали говорить, что они подадут на нас в суд ВТО, потому что им-то можно применять санкции, а то, что делаем мы в ответ - это нарушает какие-то статьи ВТО, как они считают. И они сейчас будут с нами судиться, что может привести к тому, что мы из ВТО будем исключены. При этом ясно, что это опять-таки вызовет у многих, особенно сторонников Глазьева, такую бешеную радость. Но если посмотреть, это всё ведёт к политике изоляционизма. То есть мы начинаем с придыханием кричать, что всё наше - лучшее, экологическое и чистое, а всё, что у них - это фигня и чушь. Но послушайте, мы же не идиоты, нельзя же настолько слепо повторять вслед за не самыми умными людьми разные дурацкие призывы. Вы что, на полном серьёзе считаете, что всё то, что производится там - это экологическое бедствие, а всё, что производится у нас - это экологически чистое?

Шафран: Да нет, конечно. Но вопрос в том, что это производится у них, а это - у нас.

Соловьёв: Ань, вопрос в том, что у нас... Ну, носи русскую одежду.

Шафран: Но я, кстати, уже не так скептически к этому отношусь. Я недавно обнаружила очень красивые изделия из павлово-посадских платков. Оренбургские платки - это очень хорошо.

Соловьёв: Можешь ты себе представить людей, которые все вокруг тебя ходят в павлово-посадских платках?

Шафран: Не все в павлово-посадских, наверняка есть другие какие-то варианты. Я вообще обнаружила ярмарку российских дизайнеров, там всё очень красиво. Мне понравилось.

Соловьёв: Ань, это дурь. Ну, давай, смотри российский телевизор. Говори по российскому телефону. Пересядь на российскую машину.

Шафран: Да я не к тому, что всё это надо делать, а к тому, что не так катастрофично, в общем-то.  

Соловьёв: А я к тому, что всё катастрофично. Потому что надо видеть... Знаешь, перед землетрясением, у тебя маленькие камешки сыплются. И можно делать вид, что камешек осыпался, а можно понимать, к чему всё идёт. Катастрофично не то, что будет или не будет определённый ряд продуктов, а катастрофично то, что отношения дошли до такого уровня, когда мы начинаем вычёркивать целые страницы... я не говорю о праве потребителя, это ясно, что мы сейчас скажем, но мы же патриоты, нам на это наплевать. Но это говорит о том, что диалог вообще потерян. Страны перестали друг друга слышать. И теперь начинается истерия наоборот. То есть мы начинаем говорить: "Да наше - самое лучшее". Это неправда, что наше - самое лучшее, это враньё, что наша картошка самая вкусная.

Шафран: Да мы не говорим, что у нас самое лучшее. Мы говорим, что все это можно заменить.

Соловьев: Ань. Ты что можешь заменить? Мед на дерьмо? От этого дерьмо не станет медом.

Шафран: У нас прекрасный мед. Я для себя сделала вывод, что у нас многое ничуть не хуже.

Соловьев: Ань, я открою тебе секрет. У нас - хуже.

Дальнейший, довольно длинный диалог на тему санкций, имеет смысл послушать любителям истерики - Соловьев плевался, пришепетывал, местами икал, красочно описывал лагерные робы и баланду, которые, в принципе, тоже одежда и тоже еда, и потому скоро ура-патриоты могут примерить и попробовать все это, отказавшись от европейских и американских благ, включая автопром, макдонольдс, дольчегаббана и прочая, прочая, прочая...



В какой-то момент прозвучал даже крик души: «Я, по-стариковски, хочу иметь право выбирать - выбирать, какое вино мне пить. А не чтобы за меня этот выбор делало государство!».

Соловьев, ратующий за выбор, злой, кидающийся на несчастную Шафран, затыкающий ей рот каждую минуту, критикующий коррупцию, разрушение среднего и мелкого бизнеса, производства и сельского хозяйства - это, друзья мои, надо послушать обязательно.

Есть даже упоминание о том, что во времена Брежнева запрещали черную икру из-за вредности - потому что от нее у советских жителей кустятся брови. Вспомнил и Альенде, и Пиночета, и даже завизжал в одном месте "я не хочу наше - я хочу лучшее!!!!!"

Меня поразило не его хамство, и даже не заувалированный наезд на Путина, а именно скорость, с которой он впал в отчаяние, когда у него забрали кусок бри и бутылку шабли гран крю. Что будет, если отнять у него мерседес и патек-филип, даже представить себе сложно. Возможно, он первый пойдет на баррикады.

P.S. Если сможете дослушать до конца, там есть еще один перл - о том, что Яценюка, как и всех других, кто подлежит мобилизации, не выпустили из страны, и потому он предпочел вернуться на должность премьера. Чтобы его не сняли с самолета в Нацгвардию. Я не шучу - и Соловьев не шутил.

Subscribe
promo v_n_zb july 17, 2013 17:32 152
Buy for 200 tokens
. Пару лет назад я публиковал уже эти фрагменты из Незнайки. Но повторюсь - уж слишком актуальна сегодня эта сказка Носова. Такое ощущение, что автор в машине времени был переброшен из 64-го года на 50 лет вперед. Это - о нас. Всё - о нас... === Законность: – А кто такие эти…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 66 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →