"А поговорить?" (с) (v_n_zb) wrote,
"А поговорить?" (с)
v_n_zb

Categories:

Полный текст решения Лондонского суда по Коломойскому и Приватбанку /на русском языке, ч.1/

.
Украина выиграла апелляцию в Высоком суде Лондона в отношении олигарха и экс-владельца "Приватбанка" Игоря Коломойского. 15 октября Апелляционный суд Англии и Уэльса вынес решение, которым подтвердил, что английский суд имеет юрисдикцию для рассмотрения иска Приватбанка касательно мошенничества, совершенного по предварительному сговору лиц, против его бывших владельцев - Игоря Коломойского и Геннадия Боголюбова

Таким образом, активы Коломойского останутся замороженными в соответствии с позицией Украины в этом споре о том, что "банк имеет достаточное для судебного разбирательства дело для полного возмещения $1,9 млрд (включая проценты - $3 млрд) как заявлено в исковых требованиях", отмечается в релизе.

Полный текст судебного решения на русском языке:


ОБ ОБРАЩЕНИИ ИЗ ВЫСШЕГО СУДА ЮСТИЦИИ
БИЗНЕС И ИМУЩЕСТВЕННЫЕ СУДЫ АНГЛИИ И УЭЛЬСА
БИЗНЕС ЛИСТ (ЧД)
Мистер Судья Фанкурт
Королевский суд
Strand, Лондон, WC2A 2LL
15 октября 2019 г.
Между:
Истец
ЗАО КОММЕРЧЕСКИЙ БАНК ПРИВАТБАНК
(1) ИГОРЬ ВАЛЕРЕЕВИЧ КОЛОМОЙСКИЙ
(2) ГЕННАДИЙ БОРИСОВИЧ БОГОЛЮБОВ
(3) TEAMTREND LIMITED
(4) ТРЕЙД ПУНТ АГРО ЛИМИТЕД

(5) COLLYER LIMITED
(6) РОССИН ИНВЕСТИНГ КОРП
(7) MILBERT VENTURES INC
(8) ЗАО УКРТРАНСИТСЕРВИС ЛТД

Ответчики
________________

Лорд Панник КК, Эндрю Хантер КК, Тим Аккоух, Кристофер Ллойд и Адам Аль-Аттар (по поручению Hogan Lovells International LLP) от истца

Марк Ховард QC, Майкл Булс QC, Алек Хейдон QC и Бен Вулгар (по поручению Fieldfisher LLP) от первого ответчика

Даниэль Джоуэлл КК, Мэтью Паркер и Ричард Эшвеге (по поручению Enyo Law LLP)


от второго ответчика

Соня Толани КК, Томас Плевман КК и Марк Делеханти (по поручению Pinsent Masons LLP) от третьего до восьмого ответчиков

Даты слушания: 22-25 июля 2019 г.

____________________

Судья Дэвид Ричардс, Судья Фло и Судья Ньюи:


Введение

1. Это решение Суда, в которое внес вклад каждый член Суда.

2. ПАО Коммерческий банк «Приватбанк» (Банк) обжалует приказ Фанкура J от 4 декабря 2018 года, в котором он заявил, что суд не обладает юрисдикцией для рассмотрения иска, поданного Банком в ходе этих разбирательств в отношении первого, второго и шестого-восьмого ответчиков, приостановил разбирательство в отношении обвиняемых с третьего по пятого и отменил обслуживание формы иска и подробностей иска против шестого-восьмого ответчика, а также (при условии обжалования) отменил ранее вынесенный во всем мире приказ о замораживании, вынесенный против всех обвиняемых, удерживавших каждого из них от располагания активами на сумму до 2,6 млрд. долларов США.

3. Обращение поднимает ряд вопросов. Во-первых, является ли статья 6 (1) Конвенции о юрисдикции и приведении в исполнение судебных решений по гражданским и коммерческим делам 2007 года (Луганская конвенция) предметом требования о том, что иск, предъявленный ответчику в судах по месту жительства этого ответчика, должен не может быть привлечено в качестве единственного объекта привлечения ответчика, находящегося в другом государстве Конвенции, и, если да, было ли возбуждено настоящее разбирательство в отношении третьего-пятого ответчиков с единственной целью привлечения первого и второго ответчиков. Второй вопрос заключается в том, что если предположить, что ответ на один из вопросов по первому вопросу является отрицательным, суд обладает юрисдикцией приостановить разбирательство в отношении обвиняемых в соответствии с Луганской конвенцией и Регламентом о пересмотре Брюсселя на основании lis alibi pendens в в пользу разбирательства в государстве, не входящего в Конвенцию (третье государство), и если да, то был ли судья неправ, считая, что, если бы оно возникло, он использовал бы свое усмотрение, чтобы приостановить разбирательство. Третий вопрос заключается в том, был ли судья неправ в том, чтобы приостановить разбирательство в отношении шестого-восьмого обвиняемых на основании необоснованности форума и отложить обслуживание разбирательства в отношении них. Это во многом связано с первым и вторым вопросами.

4. Судья решил все эти вопросы против Банка и дал разрешение на обжалование этих вопросов. Мы называем их соответственно как основания с 1 по 3.

5. Банк запрашивает разрешение на обжалование еще трех вопросов. Они возникают только в том случае, если судья ошибся по всем или некоторым основаниям с 1 по 3. Дальнейшие вопросы касаются (i) величины мирового приказа о замораживании, (ii) имело ли место существенное нераскрытие соответствующих вопросов в суде по первоначальному, без предварительного уведомления, ходатайству о всемирном приказе о замораживании и, если да, то, был ли судья неправ, считая, что он на этом основании отменил приказ и отказался повторно его удовлетворить, и (iii) отказал ли судья дать достаточные основания для своих решений по определенным пунктам. Судья отказал в разрешении на подачу апелляции по этим вопросам, которые мы называем соответственно основаниями 4–6. По возобновленному обращению Банка в этот Суд за разрешением на апелляцию Паттен Л.Дж. отложил рассмотрение заявления до рассмотрения апелляции Основания 1 3. Лорд Панник КК, от имени Банка, сказал нам, что вопросы, возникающие в связи с Основанием 6, были в достаточной степени рассмотрены в Основаниях 4 и 5 и что поэтому Основание 6 не будет рассматриваться отдельно. Мы услышали полный аргумент на основаниях 4 и 5.

6. Мы согласны с тем, что апелляция Банка должна быть разрешена. Мы также согласны по всем вопросам, поднятым в апелляции, за исключением одного. По вопросу принципа, возникающего в рамках Основания 1 (см. Параграф [3] выше), большинство (Дэвид Ричардс и Фло ЖЖ) соглашаются, что статья 6 (1) не подпадает под действие единственного объекта по причинам, изложенным в это суждение. Ньюи ЖЖ придерживается иной точки зрения, которую он излагает в отдельном суждении. Это различие не влияет на исход апелляции, поскольку мы все согласны с тем, что вывод судьи о том, что настоящее разбирательство было возбуждено с единственной целью присоединения первого и второго обвиняемых к этим английским разбирательствам, не может быть подтвержден.


Фоновые факты

7. Банк зарегистрирован в соответствии с законодательством Украины и имеет головной офис и основные операции в Украине. Он был основан в 1992 году, среди прочего, первым и вторым обвиняемыми, Игорем Коломойским и Геннадием Боголюбовым. Они стали, если не были, мажоритарными акционерами, с прямыми и косвенными долями в размере от 80% до почти 100% в период с 2006 по 2016 год. Они оставались в наблюдательном совете Банка до 2016 года, и это есть в деле Банка, и на данный момент не отрицается, что в отношении ключевых решений, имеющих отношение к этим разбирательствам, они контролировали Банк. Банк вырос и стал одним из крупнейших банков Украины. К 2016 году у него было 30 региональных офисов и 2445 главных офисов в Украине, а также филиал на Кипре. Он обслуживал более 20 миллионов клиентов, то есть чуть менее половины населения Украины.

8. Банк был национализирован в декабре 2016 года после того, как Национальный банк объявил его неплатежеспособным. Г-н Коломойский, г-н Боголюбов и другие члены наблюдательного совета были уволены и заменены новой управленческой командой.

9. Общеизвестно, что для целей Луганской конвенции г-н Коломойский и г-н Боголюбов находятся и находились на дату начала этого разбирательства, проживали в Швейцарии.

10. С третьего по пятый ответчиками являются компании, зарегистрированные в Англии (английские ответчики). С шестого по восемь ответчиков являются компании, зарегистрированные на Британских Виргинских островах (Ответчики на Британских Виргинских островах). Все обвиняемые признают, что для целей рассмотрения жалоб перед судьей и настоящей апелляции существует веский спорный случай, когда ответчики из Англии и Британских Виргинских островов в любое существенное время находились в собственности и / или под контролем г-на Коломойского и г-на Боголюбова.


Слушание дела

11. 19 декабря 2017 года, после завершения полного дня слушаний и после предварительного чтения, Nugee J издал всемирный приказ о замораживании активов (WFO) против обвиняемых на сумму до 2,6 миллиарда долларов США по заявлению без предварительного уведомления. Заявление было поддержано очень существенным показанием под присягой (Льюис (1)), приведенным к присяге Ричардом Льюисом, партнером в адвокатской конторе Банка.

12. Форма претензии была издана 21 декабря 2017 года и впоследствии направлена ​​вместе с подробными сведениями о претензиях английским ответчикам и ответчикам на Британских Виргинских островах.

13. WFO был продолжен, с поправками, не имеющими существенного значения для этой апелляции, без ущерба для права ответчиков обращаться в суд, чтобы оспорить юрисдикцию суда и изменить или уволить WFO. Ответчики подали такие заявления, которые были заслушаны Fancourt J в течение пяти дней в июле 2018 года с последующими письменными представлениями и некоторыми дополнительными доказательствами, приведшими к вынесению апелляционной жалобы.


Иск банка

14. Необходимо будет детально рассмотреть иск, сформулированный Банком, в деталях иска и в доказательствах, представленных в заявках ниже.

15. В целом, Банк утверждает, что г-н Коломойский и г-н Боголюбов организовали мошенническое хищение более 1,9 млрд. Долл. США у Банка. Предполагается, что точная сумма составляет 1 911 877 385 долл. США, но для удобства мы будем называть ее 1,9 млрд. Долл. США. Банк полагает, что общая сумма, незаконно присвоенная или по распоряжению г-на Коломойского и г-на Боголюбова, может составить многие миллиарды долларов США, но требование в настоящем разбирательстве ограничено 1,9 млрд. Долларов США.

16. Банк утверждает, что это незаконное присвоение было достигнуто за счет кредитов Банка (Соответствующие займы) примерно 46 компаниям (Заемщикам), которые все зарегистрированы в Украине и контролируются г-ном Коломойским и г-ном Боголюбовым. Соответствующие кредиты были предоставлены в течение 17 месяцев с апреля 2013 года по август 2014 года в долларах США или украинских гривнах. Для удобства будем ссылаться на все платежи в долларах США. Условия каждого займа предусматривали, что он был выдвинут с целью финансирования «текущей деятельности» Заемщика и что он будет обеспечен "Соглашением о залоге".

17. Заемщики заключили соглашения о поставках с примерно 35 компаниями (поставщиками), все из которых зарегистрированы за пределами Украины, и большинство из них находятся в оффшорных юрисдикциях. Банк утверждает, что Поставщики контролировались г-ном Коломойским и г-ном Боголюбовым и что соглашения о поставках были фиктивными. Они предназначались для поставки совершенно нереалистичных количеств товаров и промышленного оборудования и никогда не предназначались для выполнения. Их условия были некоммерческими и, в частности, предусматривали предварительную оплату всей покупной цены до момента поставки соответствующего товара или оборудования.

18. До мая 2014 года предварительные платежи были повторены между Заемщиками и Поставщиками. Средства были предоставлены Банком Заемщикам в Украине. Заемщики переводили средства на счета в филиале Банка на Кипре, а затем на счета Поставщиков в том же филиале. В целях соблюдения украинских правил валютного контроля средства были повторно переведены в кредит Заемщика в Украине, прежде чем они снова использовались для явной предварительной оплаты сумм, причитающихся в соответствии с дальнейшими соглашениями о поставках.

19. Банк утверждает, что предварительные платежи на общую сумму 1,9 млрд. Долл. США, сделанные в соответствии с соглашениями о поставках, заключенными в период с мая по август 2014 года (Соответствующие соглашения о поставках), не были возвращены Заемщикам (невозвращенные предварительные платежи). Эти соглашения предполагают заключение соглашения с английскими ответчиками, которым было выплачено около 1,8 миллиарда долларов США, и с ответчиками на Британских Виргинских островах, которым было выплачено около 100 миллионов долларов США.

20. Права на получение товаров по договорам поставки были заложены в качестве обеспечения займов Банка заемщикам. Дело Банка в том, что в силу своих некоммерческих условий и потому, что на самом деле они были фиктивными соглашениями, они не имели никакой ценности в качестве обеспечения. Другие предполагаемые соглашения о поставках с датами между декабрем 2013 года и октябрем 2015 года, которые предусматривали оплату, которая должна быть произведена после поставки товаров в соответствии с соглашениями, по-видимому, были заключены по меньшей мере 36 заемщиками (Соглашения о поставках ссудного портфеля). Помимо условий оплаты, Банк утверждает, что во всех других отношениях эти соглашения были такими же некоммерческими, как и другие соглашения о поставках, и что они также были фиктивными. В нем утверждается, что единственной целью соглашений о поставках ссудных файлов было обеспечение безопасности, которая имела бы более правдоподобный вид, чтобы ввести в заблуждение аудиторов и регулирующие органы.

21. Обвиняемые, в том числе г-н Коломойский и г-н Боголюбов, признают для целей настоящей апелляции, что есть хороший спорный случай, когда Банк потерял приблизительно 515 млн. Долл. США в результате этих операций, и что они были организованы г-ном Коломойским и г-ном Боголюбовым, используя Заемщиков и Поставщиков в порядке, обычно утверждаемом Банком. Г-н Коломойский и г-н Боголюбов до настоящего времени сами не предлагали никаких объяснений рассматриваемых сделок и не пытались объяснить их коммерческое обоснование, если таковое имеется.

22. Судья отметил в своем суждении в [25], что не было никаких трудностей с банком доказать хороший обоснованный случай мошеннической схемы. Доказательства были «убедительным доказательством совершенного мошенничества, совершенного кем-то, связанного с попыткой скрыть от любого аудитора или регулятора наличие безнадежных долгов в бухгалтерских книгах Банка и отмывание денег в огромных масштабах». Заемщики не имели коммерческого опыта или каких-либо существенных активов. Документальные свидетельства ясно продемонстрировали, что соглашения о поставках были фиктивными и «использовались как обманчивая основа для оправдания очень крупных сумм денег, вытекающих из Банка». Искусственная сложность повторного использования средств "сама по себе свидетельствует о мошеннической схеме". В [104] судья отметил, что г-н Коломойский и г-н Боголюбов признали "хороший спорный случай мошенничества в эпическом масштабе".

23. Как станет очевидно, заявления ответчиков и их представления в суде и перед нами в значительной степени основаны на тщательном анализе требований Банка, сделанных в ходе этих разбирательств. Это особенно верно в отношении вопросов, связанных с порядком замораживания и нераскрытием, но также имеет отношение и к применению критерия "единственного объекта", если он существует с точки зрения закона в соответствии со статьей 6 Луганской конвенции.

24. Поэтому на данном этапе удобно указать некоторые конкурирующие позиции сторон относительно характера дела, выдвинутого Банком в ходе этих разбирательств.

25. Это сосредоточено на роли английских и ответчиков Британских Виргинских островов. Ответчики утверждают, что дело Банка зависит от средств, авансированных Банком по Соответствующим займам, которые были выплачены этим Ответчикам без какого-либо последующего возврата Банку. Ответчики признают, что есть хороший спорный случай, когда чистая сумма в размере 1,9 млрд. Долл. США была выплачена ответчикам из Англии и Британских Виргинских островов в соответствии с Соглашениями о соответствующих поставках, и что она не была возвращена Банку. Они признают, что есть хороший спорный случай, когда Заемщики и английские и ответчики на Британских Виргинских островах знали участников мошеннической схемы, что они находились под контролем г-на Коломойского и г-на Боголюбова и что Банк понес убыток в размере примерно 515 млн. Долл. США в качестве результата.

26. Тем не менее, они утверждают, что сумма, предположительно полученная из соответствующих займов, не составляла 1,9 млрд. Долл. США, а составляла не более 514 млн. Долл. США. Кроме того, доказательства, которые они привели и которые Банк принимает, показывают, что все суммы, полученные ответчиками из Англии и Британских Виргинских островов, были сразу же при получении оплачены другим компаниям, имеющим счета в кипрском филиале Банка.

27. Ответчики утверждают, что заявленное Банком дело и дело, переданное в суд по заявлению без уведомления о приказе о замораживании, ограничивается иском, основанным на том, что английские ответчики и ответчики на Британских Виргинских островах получили чистую сумму в 1,9 миллиарда долларов США. специально полученную из соответствующих займов. Таким образом, Банк представил английских ответчиков и ответчиков на Британских Виргинских островах в качестве основных в своем требовании, поскольку они сознательно получили те средства, которые, как утверждается, были незаконно присвоены посредством соответствующих займов.

28. Банк утверждает, что это действительно является частью его дела. Тем не менее, между сторонами существует принципиальное различие в том, как определить, получали ли английские ответчики и ответчики на Британских Виргинских островах средства, полученные от соответствующих займов. Банк полагается на свою сделку с украинским законодательством, которая, как он утверждает, не требует такого рода отслеживания, на котором основывается дело ответчиков.

29. Банк также утверждает, что его иск против английских ответчиков и ответчиков на Британских Виргинских островах также основан на украинском эквиваленте преступного сговора. В нем утверждается, что эти ответчики помогли в незаконном присвоении 1,9 млрд. Долл. США, участвуя в Соглашениях о соответствующих поставках и связанных с ними фиктивных сделках, и что он может установить свою ответственность на эту сумму без необходимости доказывать, что они получили средства, происходящие из Соответствующих Займов сами.

30. Мы рассмотрим этот вопрос более подробно позже в этом суждении, но на этом этапе мы не более чем заявляем наши выводы. Мы считаем, что рассматриваемое дело Банка включает требование, основанное на помощи, а также требование, основанное на получении средств, полученных из соответствующих займов. Мы удовлетворены тем, что по заявлению без предварительного уведомления в Nugee J на ​​WFO претензия была предъявлена ​​в значительной степени, но не исключительно, на том основании, что ответчики из Англии и Британских Виргинских островов сами получали средства, происходящие из соответствующих займов. Претензия была выдвинута по обоим основаниям перед Fancourt J, хотя, возможно, в представленных материалах основное внимание было уделено претензии на основе квитанции.


Основание 1.
Подлежит ли статья 6 (1) Луганской конвенции тесту на единственный объект?

31. Статья 6 Луганской конвенции предусматривает:

"Лицу, проживающему в государстве, связанном настоящей Конвенцией, также может быть предъявлен иск:

1. если он является одним из числа обвиняемых, в судах по месту нахождения любого из них, при условии, что требования настолько тесно связаны, что целесообразно выслушать и определить их вместе, чтобы избежать риска непримиримых решений из отдельного производства;

2. в качестве третьего лица в иске по гарантии или поручительстве или в любом другом разбирательстве третьей стороны в суде, рассматривающем первоначальное разбирательство, если оно не было возбуждено исключительно с целью отстранения его от юрисдикции суда, который был бы компетентен в своем случае;

3. на встречный иск, вытекающий из того же договора или фактов, на которых основывался первоначальный иск, в суде, в котором исходный иск находится на рассмотрении;

4. по вопросам, связанным с договором, если иск может быть объединен с иском против того же ответчика по вопросам, касающимся прав на недвижимое имущество, в суде государства, связанного Конвенцией, в которой находится имущество. "

32. Общим основанием является то, что г-н Коломойский и г-н Боголюбов были в начале настоящего разбирательства по месту жительства в Швейцарии и что английские ответчики в силу того, что их офисы зарегистрированы в Англии, проживают в Англии (см. Статью 60 Луганской конвенции) ,

33. Вопрос, поднятый перед судьей и по этой апелляции, заключается в том, что в дополнение к явной оговорке в статье 6 (1) требования к ответчикам настолько тесно связаны, что целесообразно рассматривать и определять их вместе, чтобы избежать риска непримиримых решений, вынесенных в результате отдельного разбирательства, статья 6 (1) подлежит дополнительному уточнению, на которое нельзя ссылаться, если рассматриваемое разбирательство возбуждено с единственной целью отстранения ответчика от юрисдикции его постоянного места жительства или от другой соответствующей юрисдикции (тест на единственный объект).

34. Это не только прямая оговорка к статье 6 (1), но и прямая оговорка к статье 6 (2). Как будет видно, это важный, но не определяющий фактор.

35. Луганская конвенция в этом, как и во многих других отношениях, строго следовала документам ЕС о юрисдикции в гражданских и коммерческих делах. Эта связь четко указана в поправках к Луганской конвенции. Первоначальная Луганская конвенция от 16 сентября 1988 года распространила действие правил оригинального документа ЕС, Брюссельской конвенции от 27 сентября 1968 года (Брюссельская конвенция), на некоторых членов Европейской ассоциации свободной торговли. Брюссельская конвенция была заменена Постановлением Совета (ЕС) № 44/2001 от 22 декабря 2000 года (Брюссель 1), и ее положения были в значительной степени воспроизведены в действующей Луганской конвенции. Брюссель 1 с поправками был заменен Регламентом (ЕС) № 1215/2012 Европейского парламента и Совета от 12 декабря 2012 года (Регламент о пересмотре Брюсселя). Поправки, внесенные в Правила о пересмотре Брюсселя, не были включены в Луганскую конвенцию. Это не имеет никакого отношения к проблеме, возникающей на основании 1, но имеет значение для проблемы lis alibi pendens, возникающей на основании 2.

36. Для нынешних целей целью инструментов ЕС и обеих версий Луганской конвенции было распределение юрисдикции по гражданским и коммерческим вопросам между государствами-членами ЕС и между сторонами Луганской конвенции, с общим принципом, согласно которому стороне должен быть предъявлен иск в государстве места жительства этой стороны, с явными исключениями.

37. Статья 2 Луганской конвенции гласит, что первостепенное значение имеет приоритет юрисдикции ответчика по месту жительства:

"1. При условии соблюдения положений настоящей Конвенции лица, проживающие в государстве, связанном настоящей Конвенцией, независимо от их гражданства могут быть привлечены к ответственности в судах этого государства.

2. Лица, не являющиеся гражданами государства, связанного настоящей Конвенцией, в которой они проживают, должны руководствоваться нормами юрисдикции, применимыми к гражданам этого государства ".

Статьи 2 Брюссельской конвенции и Брюсселя 1 по существу совпадают, как и статья 4 Регламента о пересмотре Брюсселя.

38. Наличие исключений и их ограниченный эффект разъясняются статьей 3 (1) Луганской конвенции (и, по существу, теми же терминами статьями 3 Брюссельской конвенции и Брюсселя 1 и статьей 5 Пересмотренного Положения Брюсселя):

"Лица, проживающие в государстве, связанном настоящей Конвенцией, могут быть привлечены к ответственности в судах другого государства, связанного настоящей Конвенцией, только на основании правил, изложенных в разделах 2 и 7 настоящего раздела".

39. Единственное исключение, относящееся к этой апелляции, - это упомянутое выше в статье 6 Луганской конвенции. Оно появляется в разделе 2, озаглавленном «Специальная юрисдикция», с эквивалентными положениями в статье 6 Брюсселя 1 и статье 8 Регламента о пересмотре Брюсселя.

40. Статья 6 (1) Брюсселя 1 внесла существенную поправку в ее эквивалент в статье 6 Брюссельской конвенции, которая предусматривала:

"Лицу, проживающему в Договаривающемся Государстве, также может быть предъявлен иск:

1. где он является одним из подсудимых, в судах для места, где проживает любой из них;

2. как третье лицо в иске по гарантии или поручительстве или в любом другом разбирательстве третьей стороны, в суде, рассматривающем первоначальное разбирательство, если оно не было возбуждено исключительно с целью отстранения его от юрисдикции суда, который быть компетентным в своем деле;

3. по встречному иску, вытекающему из того же договора или фактов, на которых основывалось первоначальное требование, в суде, в котором рассматривается первоначальное требование ".

Существенным изменением было введение в статью 6 (1) квалификации тесной связи между исками, предъявляемыми к ответчикам. Такое же изменение было внесено, когда Луганская конвенция заменила первоначальную Луганскую конвенцию в 2007 году. Предпосылки этого изменения и его причины имеют важное значение для целей этой апелляции.

41. Не может быть никаких сомнений в том, что вопрос о том, применим ли тест на единственный объект к статье 6 (1), связан с некоторыми конфликтами принципов. С одной стороны, примат юрисдикции ответчика приводит к строгому толкованию явно выраженных исключений. Учитывая это первенство, начало разбирательства в одной юрисдикции с единственной целью отстранения ответчика от юрисдикции его места жительства может рассматриваться как противоречащее схеме Луганской конвенции и Инструкции. С другой стороны, одной из основных целей Луганской конвенции и инструментов ЕС является содействие определенности и предсказуемости в распределении юрисдикции, что достигается выраженными условиями статьи 6 (1), но может быть поставлено под угрозу применение теста на единственный объект.

42. Общепринято, что не существует решения ни Суда Европейского Союза (или, как это ранее называлось, Европейского Суда) (CJEU), ни какого-либо национального суда Великобритании, который давал бы ответ, обязательный для нас.

43. Необходимо проследить развитие прецедентного права СЕС по применению статьи 6 (1). Ни одно из дел не касалось Луганской конвенции, но это несущественно, потому что суды, применяющие и интерпретирующие Конвенцию, должны "должным образом учитывать принципы, изложенные в любых соответствующих решениях» в документах ЕС: статья 1 Протокола 2 к Луганской конвенции,

44. Безусловные условия статьи 6 (1) Брюссельской конвенции вызывали обеспокоенность, что привело к в значительной степени единодушному мнению среди юристов-академиков и национальных судов о необходимости установления связи между действиями против разных обвиняемых: см. мнение генерального адвоката Дармона в деле Kalfelis v Bankhaus Schröder (дело 189/87) [1988] ECR 5565, [1989] ECC 407 (Kalfelis), стр. 409. Такова была позиция в докладе Дженарда по Брюссельской конвенции, опубликованном в 1979 году в комментариях к статье 6 (1):

"Для того чтобы это правило было применимо, должна быть связь между требованиями, предъявляемыми к каждому из ответчиков, как, например, в случае солидарных должников. Из этого следует, что иск не может быть возбужден исключительно с целью свержения юрисдикции суда государства, в котором находится ответчик".

45. Существование и степень каких-либо ограничений возникла по решению CJEU по Калфелису. Суду был задан вопрос о том, следует ли толковать статью 6 (1) Брюссельской конвенции как требующую связи между действиями против различных обвиняемых, и, если да, существует ли необходимая связь, если действия были по существу одинаковыми по закону и факту или только в том случае, если было бы целесообразно выслушать и определить их вместе, чтобы избежать риска непримиримых решений, вынесенных в результате отдельного разбирательства. Ответ Суда заключался в том, что между различными действиями, возбужденными одним и тем же истцом в отношении разных ответчиков, должна существовать такая связь, чтобы было целесообразно определять эти действия вместе, чтобы избежать риска непримиримых решений, вынесенных в результате отдельного разбирательства.

46. В своем решении Суд отметил в [8] принцип, закрепленный в Конвенции, о том, что суды государства, в котором находится ответчик, имеют юрисдикцию и что статья 6 (1) представляет собой исключение из этого принципа, так что он следует "что такое исключение должно рассматриваться так, чтобы оно не могло поставить под сомнение само существование принципа". Суд продолжил:

"[9] Это могло бы иметь место, если бы истец был вправе подать иск против нескольких ответчиков с единственной целью исключения одного из них из судов штата, где он проживает. Как указано в докладе комитета экспертов, которые составили текст Конвенции, любая такая возможность должна быть исключена. Для этого необходимо наличие связи между действиями против каждого ответчика.

[10] Представляется, что для обеспечения, насколько это возможно, равенства и единообразия прав и обязанностей, вытекающих из Конвенции для Договаривающихся государств и заинтересованных лиц, необходимо самостоятельно определять характер связи.

[11] В этой связи следует отметить, что вышеупомянутый доклад комитета экспертов прямо обосновывает пункт 1 статьи 6 стремлением избежать вынесения решений в Договаривающихся государствах, которые были бы несовместимы между собой. Более того, это проблема, которая была отражена в самой Конвенции в статье 22, которая регулирует случаи, когда соответствующие иски подаются в суды разных Договаривающихся государств.

[12] Таким образом, правило, установленное статьей 6 (1), применяется в тех случаях, когда действия против различных обвиняемых связаны в то время, когда они начаты, то есть, когда целесообразно выслушать и определить их вместе, чтобы избежать судебных решений, которые могут быть непримиримыми, если действия были определены отдельно. Именно национальный суд должен установить, выполняется ли это условие в каждом конкретном случае ".



Продолжение см. здесь




Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo v_n_zb july 17, 2013 17:32 152
Buy for 200 tokens
. Пару лет назад я публиковал уже эти фрагменты из Незнайки. Но повторюсь - уж слишком актуальна сегодня эта сказка Носова. Такое ощущение, что автор в машине времени был переброшен из 64-го года на 50 лет вперед. Это - о нас. Всё - о нас... === Законность: – А кто такие эти…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment