"А поговорить?" (с) (v_n_zb) wrote,
"А поговорить?" (с)
v_n_zb

Иван Бубенчик – ритуальная жертва или беспощадная справедливость

.
Ну что, неукротимые сограждане и толерантные соотечественники, таки мы доковыляли до момента не то чтоб совсем истины, а невозможности отрицать очевидное?

Это я о «деле майдановского стрелка». И его подоплеке.

История человечества пишется победителями. А судят — побежденных. Если майдановца за его действия на Майдане хотят судить — Майдан проиграл. Точка. Жирная, как физиономии наших властителей.

Сконцентрируйтесь. Сашка Билого ликвидировали за его действия ПОСЛЕ Майдана — за то, что он с автоматом в руках пытался взять под контроль Ровенскую область, в первую очередь добычу янтаря.

И за «Правым сектором» гонялись по карпатским лесам, потому что его бойцы пытались устроить вооруженную разборку посреди Мукачева, а не за бросание «молотова» в центре Киева.

И еще многих майдановцев, ушедших на фронт, судили — оправдано, а чаще нет — за то, что происходило во время и в районе боевых действий. А непосредственно за Майдан украинских патриотов пока лишь судили российские оккупанты в Крыму.

Теперь до этого же опустилась украинская власть.

Давайте освежим фабулу двадцатых чисел трагического и героического февраля 2014 года.

Поджог офиса Партии регионов, приведший к жертвам. Кровавое побоище в Мариинском, где протестантов убивали привезенные бандиты под присмотром милиции и сама милиция. Протестанты откатились к баррикадам Майдана. Тогда один из главных парламентских координаторов Майдана Александр Турчинов из кабинета спикера Владимира Рыбака по спецсвязи позвонил Андрею Клюеву, главе администрации Януковича — мол, что вы, сволочи, творите?! И Клюев ответил: а как вы хотели? Это война.

Оружия на Майдане немного, но было, стрелки дислоцировались в основном в подземном переходе, выходили по одному. Юрий Луценко в известном выступлении насчет львовских милиционеров, прибывших поддержать Майдан с табельным оружием, просто легитимизировал ситуацию и пугал «беркутов».

Как раз из-за неизбежности вооруженного противостояния в ночь 18 февраля, накануне решающего штурма, как-то испарились с Майдана большинство его пиар-лидеров.

Милицейский броневик, прорывавший баррикаду на Институтской, был обездвижен именно выстрелами в двигатель, и только потом закидан бутылками с бензином. Именно стрельба, в том числе из здания консерватории, о чем говорил в интервью Бубенчик, сначала остановила наступление, а затем обратила «беркутов» в бегство.

Чтобы снять правовую проблему, считавшие себя победителями — майдановцы — приняли закон о непреследовании участников протестов. И вот через четыре года — здрасьте, я к вам с Марса «Новой почтой»: некий прокурорский отморозок Алексей Донской возомнил себя даже не Цезарем, а целым Конституционным Судом! И самолично объявил действующий закон «юридически ничтожным»!

Этот же прокурор занимается делом Юрия Крысина. То есть, защитник Майдана и пытавшийся Майдан уничтожить как бы уравнены через общего прокурора. Демонстративно уравнены.

Да, Генпрокурор Луценко оперативно сменил прокурорскую группу, новый ее руководитель Анжела Стрижевская переквалифицировала подозрение Ивану Бубенчику. Но нерастворимый осадок остался. Понимаете, если девушка отправилась подзаработать на Окружную — она уже шлюха с Окружной, пусть даже из-за плохой погоды и ушла пораньше.

«Дело Ивана Бубенчика» — это не ошибка. И даже не эксцесс исполнителя. Это сознательная провокация.

Особенно если учесть, что предполагаемое преступление совершено четыре года назад, сам подозреваемый поведал об этом в странноватом интервью два года назад, а вот подозрение ему вручить удосужились только сейчас. Причем никаких новых изобличающих материалов, кроме этого самого бестолкового интервью, у следствия не обнаруживается.

Так почему именно сейчас? Что означает сей вызывающий жест?

Причин, как обычно, несколько — политика многомерна, как риманово пространство. Или как украинское сало, если не умничать.

Первая и очевидная: власть постоянно скармливает обществу информстимуляторы, чтобы оно повозмущалось, попротестовало даже, выпустило пар и опять забыло о самоорганизации с целью смены системы власти. А поскольку идет привыкание (на «переворот Савченко» общество не повелось!), то информдозу приходится увеличивать.

Вторая и удивительная: власть настойчиво ищет у нас болевой порог, грань, за которую заступать таки не стоит, потому что народ встанет на дыбы. И не находит этой грани!

Третья и наиболее важная: власть Порошенко отдает майдановца и добровольца Ивана Бубенчика на заклание силовикам Януковича.

Перекрасившимся милиционерам, прокурорам, судейским и прочим судилище над «мстителем с Майдана» необходимо в качестве публичного доказательства, что они опять в одной лодке с властью. А те, кто против них — преступники, которых можно карать со всей жестокостью. Вплоть до расстрелов — при неповиновении. Ну, или «космонавту» с оружием просто захочется выстрелить…

Но ведь одной ритуальной жертвы наверняка окажется недостаточно. Последуют новые?

А все три причины в совокупности указывают, что власть готовится к чему-то настолько серьезному и непредсказуемому, что ей понадобится и знание болевых точек, и преданность силовиков, готовых стрелять в тех, на кого укажут.

В пользу идеи «Большого Шухера» говорит и аномальная активность правящей верхушки.

Президент и премьер-министр в родной Виннице наперебой убеждали региональных руководителей, прессу и — заметьте! — потрясенных зарубежных послов в сказочной эффективности децентрализации, которая гарантирует благосостояние, стабильность, а также повышение надоев и яйценоскости.

Спикер вдруг проснулся и принялся ратовать за кардинальную реформу Верховной Рады для повышения ее эффективности. Публика потрясенно внимала.

Секретарь СНБОУ представил депутатам законопроект о национальной безопасности, который призван как бы спрямить дорогу в НАТО и усилить страну в противостоянии агрессору. Потрясенные депутаты проголосовали в первом чтении.

Получается, что власть хочет выглядеть как можно лучше, но на всякий случай заручается поддержкой силовиков. А до выборов еще целый год. Или все-таки меньше?

Непротиворечивый сценарий предстоящего выглядит так.

Раздраженный саботажем борьбы с коррупцией, защиты интеллектуальной собственности, модернизации ВПК и другими чувствительными вопросами со стороны украинской власти, Запад приостанавливает нам финансирование. Что вызовет проблемы с бюджетными выплатами. Крайним, разумеется, сделают Владимира Гройсмана, отправив его в отставку. Депутаты голоснут. А вот нового, который устроит ПАПа и за которого проголосует зал, отыскать реально сложно.

Начнется очередная премьериада, во время которой Кабмином рулить будет Степан Кубив, следовательно, проблемы и потрясения гарантированы. Как и протесты. Так что силовики будут востребованы.

И все эти страсти могут перерасти в досрочные выборы, парламентские как минимум. Так что нынешняя вакханалия пиара вполне логична.

А чем больше хаоса, тем выше шансы Порошенко на переизбрание. И вообще, у него остаются шансы до тех пор, пока в магазинах «Рошен» есть покупатели. А они есть — равнодушные сладкоежки.

ВМЕСТО ВЫВОДОВ. На территории бывшей российской империи крайне актуален вопрос: чья нынче власть? В цивилизованном мире ответ всегда очевиден. А у нас, в условиях тотального лицемерия, мимикрии и популизма — всегда надо разбираться.

После «дела Ивана Бубенчика» ответ звучит: «Старая власть вернулась». Как выяснилось, она никуда и не отлучалась.


Александр Кочетков


Читайте v-n-zb в социальных сетях   фбтвиттервк ок   ю


Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo v_n_zb july 17, 2013 17:32 152
Buy for 200 tokens
. Пару лет назад я публиковал уже эти фрагменты из Незнайки. Но повторюсь - уж слишком актуальна сегодня эта сказка Носова. Такое ощущение, что автор в машине времени был переброшен из 64-го года на 50 лет вперед. Это - о нас. Всё - о нас... === Законность: – А кто такие эти…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments