"А поговорить?" (с) (v_n_zb) wrote,
"А поговорить?" (с)
v_n_zb

Category:

Бег на месте

.
От начала нового политсезона все ожидали если не сенсаций, то серьезных метаморфоз внутриполитических раскладов - точно. Вплоть до неформального старта кампании Петра Порошенко по избранию на второй срок. Но брать инициативу в свои руки Банковая не торопится. Продолжается - как в известной песне Высоцкого «Утренняя гимнастика» - бег на месте. Я бы даже сказала, топтание. Что кратно повышает шансы перехвата инициативы другими субъектами политического процесса.


Как выиграть кампанию. О холодильнике и телевизоре

«Кто, если не он?», - говорят в АП о втором сроке Петра Порошенко. Говоря, подразумевают: «Не отдавать же страну Юле» (где-то когда-то мы это уже слышали, правда?).

Сам Петр Алексеевич позиционируется более сдержанно. «Я – командный игрок. Если от власти будет другой кандидат, сильнее меня, я готов уступить, – сказал он давеча соратникам в узком кругу. – Давайте вместе прикинем, кто теоретически, это мог бы быть? Может, Саша?», – он обвел взглядом присутствующих (Саша, как несложно догадаться, это Александр Валентинович Турчинов).

«Саша вряд ли согласится. А вот про Юрия Витальевича я бы подумал», – моментально среагировал Арсен Аваков.

Понятно, что описанная сценка – сеанс незлобивого дружеского троллинга членов «стратегической семерки», однако проявился он не на пустом месте.

Обсуждения под лозунгом «как нам обустроить страну» (зачеркнуто), вернее «как Порошенко избраться на второй срок» в АП и околовластных кабинетах происходят регулярно. Последние полгода – в особо интенсивном режиме. Однако условный «штаб», нацеленный на системную (акцент на слове системная) работу, до сих пор не образован. Это – раз.

Два. Не определены главные темы повестки дня будущей кампании. Хотя ясно же, что задавать тренды, формировать их самостоятельно – куда выгоднее, чем спорадически реагировать на текущие вызовы. У АП покамест есть возможность выбора, но они ею не пользуются.

Непрекращающиеся, вязкие, как прилепленная под школьную парту жвачка, дискуссии «как не пропустить Тимошенко во второй тур» и «кто более удобный оппонент: Бойко или Рабинович» – не в счет.

Имена Андрея Садового и Святослава Вакарчука в этих «дебатах» не звучат.

Первого в АП серьезным оппонентом уже не считают (еще бы, столько усилий к этому приложили). Второго – еще не считают: дескать, пусть сначала сам для себя определится, а там посмотрим. Вместе с тем, эксперты Киевского Института проблем управления имени Горшенина, внимательно наблюдая за динамикой политического развития Вакарчука, полагают, что к его перспективам стоило бы относиться гораздо серьезнее.

Это – три.

Четвертый и, пожалуй, наиболее важный пункт. Не сформирован штаб не только, как было сказано, «политический», но также «экономический» (которые, в идеале, должны работать как одно целое).

Возможен ли второй срок Петра Порошенко? Конечно. Но только в том случае, если для большинства граждан страны аргументы забитого под завязку холодильника победят доводы телевизора, полного пустых обещаний. Не наоборот.

Позволю себе вновь сослаться на экспертов Института Горшенина, в рабочем лексиконе которых есть термин «эффект Черновецкого».

Вспомните 2008-й, перевыборы столичного градоначальника. Леонид Михайлович лидирует с 37.7%. Во многом ввиду того, что противостояние двух ближайших его оппонентов - Александр Турчинов (19.1%) и Виталий Кличко (17.9%) размывало альтернативный ему электорат.

Правда, похоже на нынешнюю ситуацию, когда у действующего главы государства вырисовывается несколько ключевых конкурентов с плюс-минус одинаковыми цифрами? Когда они еще и топчутся на приблизительно одном электоральном поле, то "выбрать" из них наиболее приемлемого "спарринг-партнера" - дело техники.


Фактор Кличко

Ключ прост и сложен одновременно: проведение масштабных экономических реформ. Так, чтобы их почувствовали все украинцы, чтобы избирателям было бы что предъявить.

В условиях парламентско-президентской республики Президенту, желающему избраться на второй срок, не обойтись без поддержки Премьер-министра, без его готовности делиться экономическими заслугами и успехами с главой государства.

Таков ли нынешний Премьер Владимир Гройсман? О своем нежелании баллотироваться на пост номер один (во всяком случае сейчас) Гройсман заявлял не раз. Однако нежелание/неготовность (трактуйте как хотите) претендовать на главное кресло страны, еще не синонимично отсутствию у человека амбиций. Что-что, оные у Владимира Борисовича имеются. Запомниться, войти в историю, развиваться дальше... Да, в условиях той же парламентско-президентской республики главе исполнительной власти по вертикали двигаться некуда, но вот по горизонтали… Например, в статусе главы новой партии власти.

Тут остановимся подробнее.

Мощная партия власти точно нужна Петру Порошенко в залоге плановых президентских.

Точно нужна видным членам БПП и НФ в залоге плановых парламентских.

Точно требуется местным элитам для самонаведения.

По инерции, сегодня партиями власти принято считать «Солидарность» и «Народный фронт». И хотя парламентская коалиция держится действительно на них, рейтинги обеих политсил оставляют желать лучшего. В том числе, потому, что на местах их развитием никто не занимается (хотя возможностей – воз и маленькая тележка, но с мотивацией туго, очень туго).

Особо уныло дела обстоят в «Солидарности»: больше года партийцы не могут провести съезд, дабы выбрать замену нынешнему формальному руководителю Виталию Кличко. И дело ведь не столько в том, что быть лидером партии Виталию Владимировичу запрещает новый закон о госслужбе, сколько в том, что пути Петра Алексеевича и Виталия Владимировича порядком разошлись.

Да, формально конфигурация 2014-го года – когда Порошенко поддержал Кличко на столичное мэрство, а тот его – на президентство; когда парламентский список «Солидарность» с «Ударом» распланировали пополам (хотя в итоге последним досталось меньше трети) – сохраняется, но на практике сия конструкция не работает. Достаточно проследить логику голосований группы «Удар» в ВР, чтобы в этом убедиться.

Кстати. Раз уж речь зашла о Виталии Кличко. В качестве мэра столицы он проявил себя явно эффективнее, чем многие от него ожидали. Что актуализирует вопрос о дальнейших персональных перспективах. В том числе в 2019-м году.

«Виталий, ты будешь баллотироваться в Президенты?» - прямо спросил у него на днях (конкретно, в ходе мероприятий, приуроченных к празднованию Дня Независимости) один из топ-чиновников.

«Пока как-то не планировал», - отмахнулся Кличко.

«А если серьезно?», - не унимался собеседник.

«А если серьезно, то я, конечно, об этом подумаю».

«Вот. Вот это - честный ответ», - суммировал инициатор диалога.

Второй срок в Киеве Кличко выиграет на раз - тут он безальтернативен (пока так точно).

Может ли принять участие в президентской гонке? Конечно. Почему нет?

Во-первых, для любого политика топ-уровня (коим он, несомненно, является) участие в национальных кампаниях обязательно. Особенно, если через несколько месяцев после президентских запланированы парламентские.

Во-вторых, «фактор Кличко» - площадка для дополнительных консультаций олигархов. В том числе в Вене.

В третьих, «фактор Кличко» радикально меняет все расклады первого тура и делает совершенно непрогнозируемой конфигурацию второго.

К слову об олигархах. Точнее - об олигархах-владельцах телеканалов. С большинством (не всеми, но большинством) у нынешней власти имеется нечто вроде негласного "пакта о ненападении". Не факт, что он продлится долго. Тем более - сохранит актуальность на момент начала кампании, но пока общая рамка такова: критика - да, откровенные оскорбления - нет. Ее придерживались все, кроме телеканала ZIK, рискнувшего принять у себя на площадке авторский проект Михаила Саакашвили (с вполне прогнозируемым контентом). Именно в рамках этой программы, как мы знаем, увидел свет ролик, ускоривший решение относительно украинского гражданства бывшего грузинского Президента.

А через короткое время владелец канала Петр Дыминский, попавший в трагическое ДТП, спешно покинул территорию страны. Вернется, судя по тому как плотно им заинтересовались органы, нескоро.

Казалось бы: какая связь? Ответ прост: совпадение ситуативных интересов Петра Порошенко и Арсена Авакова (хоть их и принято считать антиподами) дает, порою, весьма существенный результат.

По линии Саакашвили-Аваков уточнять, полагаю, не требуется. Что касается Петра Алексеевича, то история с Дыминским для него - как минимум моральная сатисфакция. Как максимум, стратегический актив в виде популярного на западной Украине телеканала в преддверии 2019-го года лишним точно не будет.


Луценко: партнер или попутчик? А Гройсман?

Но вернемся к теме «новой партии власти». Вторая ее потенциальная составляющая – «Народный фронт», изначально создававшийся как проект сугубо технический и после попадания в Раду уже не развивавшийся. Сегодня слияние «Солидарности» и «НФ» – наиболее простой и очевидный способ коллаборации провластных сил с целью объединений усилий на выборах.

Первым идею эту озвучил Юрий Луценко. Особый акцент: слияние ни в коем случае не должно быть механическим, но стать объединением «с чистого листа», с равным вкладом сторон, с привлечением лучшего, что можно проинвестировать, с отсечением всего, что тянет на дно.

Озвучил еще весной. В рамках обсуждения проекта конституционной реформы с перераспределением властных полномочий от президента к парламенту, который Арсений Яценюк и Арсен Аваков предлагали запустить Президенту.

От задумки Арсена и Арсения в АП только отмахнулись, предложив вынести ее на референдум (верный способ похоронить что угодно), а вот за предложение Юрия Витальевича зацепились.

Подразумевая, что Юрий Витальевич и сам мог бы возглавить новую структуру. Например, после триумфального завершения «дела Януковича». Но ноябрь, к исходу которого предварительно ожидалось судебное разрешение участи экс-президента, уж близится, а судьи с вердиктом не торопятся. Юрий Витальевич с должности – тоже. Напротив, каждый день, проведенный им в кресле главы ГПУ, капитализирует личные политические акции Луценко. И хотя ни одно из осуществленных им представлений на народных депутатов еще не увенчалось приговором суда, значительные неудобства, в том числе – ближайшим сторонникам действующей власти – активности Юрия Витальевича создают.

С началом работы новой сессии ВР их еще прибавится. «Чем больше, тем лучше! Необходимо довести историю с этими представлениями до абсурда, – бравируют в БПП. – Все равно они закончатся ничем». Бравируя, волнения, тем не менее, не скрывают.

Всем очевидно: чем дольше Юрий Витальевич проработает в ГПУ, и чем успешнее – с точки зрения публичного реноме – будет его работа, тем выше шансы на большое политическое плавание в дальнейшем. Да, с точки зрения 2017-го года, скорее всего, в тандеме с президентом Порошенко. Но к 2019-му все может измениться. Причем радикально. Запомните это.

С точки зрения Банковой, наиболее эффективным (да и наиболее для АП комфортным) главой обновленной партии власти, является Александр Турчинов. Загвоздка лишь в том, что самому Александру Валентиновичу менять пост секретаря СНБО на ипостась партийного функционера совершенно неинтересно.

А вот для Владимира Гройсмана лидерство в обновленной партии власти могло бы стать отличным вариантом. Это точно лучше, чем повторить, например, судьбу Валерия Пустовойтенко. В 1999-м Валерий Павлович добросовестно трудился ради второго срока Леонида Даниловича. Искренне рассчитывая повторно избраться при нем Премьером. Да вот незадача, для повторного избрания не хватило всего 20 голосов. Следующим главой КМУ - сообразно требованию времени - стал Виктор Ющенко.

Сегодня единственное обязательное условие создания действительно мощного предвыборного тандема Петра Порошенко и Владимира Гройсмана - реконструкция собственных отношений. На сегодня они у них складываются чуть лучше, чем между Порошенко и Яценюком в свое время.

Вот – лишь один маленький пример. Представьте себе: конец весны-начало лета, очередное заседание «стратегической семерки». Заседание, проходившее в атмосфере неформально-расслабленной. В какой-то момент Порошенко и Яценюк полушутя-полусерьезно начинают обсуждать тему создания единой партии «на двоих», то есть «50 на 50». «Погодите, я не понял, а где мои 20%?», – вполне серьезно интересуется Владимир Борисович. «А разве мы – ты и я – не одно и то же, не одно целое?», – риторически вопрошает Президент, уже подразумевая ответ.


И об оппозиции

«Самое страшное, что может случиться для власти – объединение оппозиции. С выдвижением и постепенным наращиванием мышц единого кандидата. Так же, как это, в свое время, сделали мы», – отмечает один парламентских топов, бывший весьма активным участником Революции Достоинства.

Тревога обостряется наличием повода. Как известно, на десятое сентября анонсирована попытка возвращения в Украину Михаила Саакашвили. Не факт, что возвращение состоится, но сопровождающее его шоу – точно. «Батькивщина», «Демальянс», «Самопомощь», сторонники Валентина Наливайченко, Анатолия Гриценко (не говоря о последователях бывшего президента Грузии) свое участие уже анонсировали. Не ради Михаила Николозовича, разумеется – информационный предлог важнее. Далее его планируется преобразовать в агитационный тур по городам и весям. Тур, как говорят в среде нынешней оппозиции, нацеленный на мобилизацию сторонников, подготовку почвы для досрочных парламентских выборов. Времени достаточно - год. С осени 2017-го - за 12 месяцев до плановой гонки - преждевременная перезагрузка станет невозможной.


Соня Кошкина

Читайте v-n-zb в социальных сетях   фбтвиттервк ок   ю


Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo v_n_zb july 17, 2013 17:32 152
Buy for 200 tokens
. Пару лет назад я публиковал уже эти фрагменты из Незнайки. Но повторюсь - уж слишком актуальна сегодня эта сказка Носова. Такое ощущение, что автор в машине времени был переброшен из 64-го года на 50 лет вперед. Это - о нас. Всё - о нас... === Законность: – А кто такие эти…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments