Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Явка с повинной: Леонид Грач рассказал, как с 2005-го под руководством Патрушева готовил переворот
555
v_n_zb
.
Признание для Гааги и повод для разрыва дипломатических отношений с РФ!
Эй, уже не надо доказывать вину России - все уже сделано!

Потрясающее интервью предателя Леонида Грача: захват Крыма в феврале 2014-го силами ФСБ готовился с 2005-го года директором ФСБ Николаем Патрушевым, встречи с украинскими предателями проходили в Москве и на Кубани!

Я, конечно, всякие читал разоблачения и расследования, но впервые вижу, как высокопоставленный предатель Родины, лидер КПУ Крыма Леонид Грач, детально и просто убийственно разоблачает МИФ о добровольном присоединении Крыма, о том, что крымчане выступили против Украины, что крымчане вышли на демонстрации, чтобы защитить себя от "Правого сектора", что защищали права русскоязычных!

Нет, Грач детально и методично рассказывает, что ФСБ завербовала его в 2005-м и он по заданию директора ФСБ Патрушева 9 лет принимал участие в подготовке операции по захвату Крыма. Грач не отрицает, что получал деньги от ФСБ!!! Это вообще феноменально.

Никаких мирных демонстраций, никакой инициативы к отделению от Украины крымчане не проявляли. Все четко и ясно - генералы ФСБ дают приказы украинским политикам собирать минтинги, генералы ФСБ управляют событиями, генералы ФСБ назначают бандита Аксенова главой Крыма, генералы ФСБ говорят, какими должны быть результаты выборов.

Грача, разумеется, выбросили из власти как использованный презерватив.

Это интервью - это прямо готовый учебник по захвату Крыма. Про народ тут вообще не упоминается, никто мнение крымчан в расчет не брал, они вообще не были игроками, и все "крымское ополчение" - это пиар-выдумка.




«Если бы нас не поддержал Патрушев, в Крыму стоял бы американский флот»
Интервью крымского политика Леонида Грача о том, как ФСБ помогала Крыму с 2005 года

Meduza18:15, 21 марта 2017



Три года назад, когда Крым вошел в состав России, власть на полуострове была поделена между бывшими пророссийскими активистами. Руководящие посты, впрочем, достались не всем. Так, последний советский руководитель Республики Крым и лидер местных коммунистов Леонид Грач остался в оппозиции — хотя всегда горячо поддерживал российскую экспансию в регион. Он утверждает, что имел контакты с ФСБ по крайней мере с 2005 года и что именно ему российские официальные лица изначально предлагали возглавить республику. Спецкор «Медузы» Илья Жегулев поговорил с Грачом.


— До 2014 года Россия участвовала в крымской политической жизни?

— Конечно. Без Москвы мы бы не выиграли Донузлав. Там мы, по сути, арестовали высадку американо-украинского десанта и поставили ему условие — уйти. Это был 2008 год. Конечно, мы не были бы такими мощными в одиночку.

— И кто вам тогда помог?

— Патрушев Николай Платонович. Сегодня он секретарь Совета безопасности, тогда он был директором ФСБ. Это единственный человек в Москве, кто не пустые разговоры вел. Я имел доступ ко многим и имею право давать оценки. Николай Платонович — единственный, кто реально не только глубоко видел развитие событий, которые привели к тому, к чему привели, но и реально внес свой личный вклад в то, чтобы мы могли здесь восстать.

— Каким образом?

— Ну есть методы и формы, как-нибудь позже [их] назову.

— То есть вы с ним встречались?

— Конечно. В Москве, [а также] с его представителями на Кубани. Очень умные, хорошие, порядочные генералы, которые за матушку Россию стоят.

— А что он вам тогда советовал? Деньгами помогал?

— Моя позиция — я уже тогда был народным депутатом Украины — была широко известна, я не сходил с экранов телевидения. Я в открытую исповедовал пророссийские настроения. Более того, я их и реализовал. Я вам хочу сказать: если бы вот эту оппозицию, которую я возглавляю до сегодняшнего дня, не поддержал Николай Платонович, был бы здесь американский флот.

— Как он мог на расстоянии поддерживать? Что он конкретно делал?

— Как-нибудь в другом интервью расскажу как. Мог он. Это человек дела, это человек мозговитый, человек понимающий и человек государственный, в самом глубоком смысле слова.

— А когда это началось?

— В 2005-м.

— После «оранжевой революции»?

— Да. Он понял первый, а остальные в игры играли.

— Раз не хотите рассказывать про Патрушева, давайте вспомним, как, с вашей точки зрения, развивались события в феврале 2014 года.

— Янукович сдрейфил, предал всех. Как раз 23 февраля он ехал сюда, в Крым. А мне 23 февраля вечером позвонил бывший замкомандующего Черноморским флотом Юрий Халиуллин. Еще в переходный период между советским и постсоветским он был депутатом Верховного совета Крыма, и мы с ним не прекращали добрых дружеских отношений. Сейчас он работает в «Славянке». Звонит он и говорит: «Я вот прилетел, можно к тебе заеду?» Я отвечаю — какие вопросы. Приезжает, звонит, я открываю… Заходит с небольшим человечком, не выглядящим тузово. Знакомимся. Говорит: так и так, это сотрудник «Славянки» Олег Белавенцев (тогда работал генеральным директором ОАО «Славянка» — прим. «Медузы»), который впоследствии стал полномочным представителем президента в Крыму, а сейчас сидит в Пятигорске [полпредом в Северо-Кавказском федеральном округе].

Сели. Жена чуть-чуть поворчала, что не предупредил я. А я откуда ж знал? Ну был там борщ, какая-то закуска, бутылка водки, и мы начали разговор. Я обрисовываю им всю ситуацию, [говорю,] что она взрывоопасная, потому что киевских здесь вояжеров более чем достаточно, от Кузьмуков до Порошенко, чего только не носилось. Говорю: дело худо будет, надо принимать меры по защите Крыма. На этом мы после разъехались, а через несколько дней, 26 февраля, эта компания в расширенном составе опять прибывает ко мне в дом.

— Это в каком расширенном составе?

— Добавился еще замкомандующего военно-морскими силами Александр Федотенков, он был недолго командующим Черноморским флотом, и сейчас он замкомандующего ВМФ.

Заходят — и разговор, как говорится, с места в карьер. Это было вечерком уже, часиков в 9 вечера. Так и так: мы по поручению. Ссылаются на [министра обороны РФ] Сергея Шойгу: мол, Шойгу согласовал, просят, чтобы ты завтра дал согласие на назначение тебя премьер-министром Крыма; мы понимаем, что ситуация тяжелейшая. Я говорю: «Ребята, у меня нет никаких проблем. Я с Крымом в могилу пойду. У вас есть проблема». «Какая?» «Ну, — говорю, — как какая? Вы же понимаете, что [председатель Верховного совета Крыма] Константинов и вся компашка Партии регионов люто меня ненавидят, они не проголосуют [за меня] ни при каких условиях». — «Да нет, Леонид Иванович, не волнуйся, все будет нормально». Я говорю: «Ну, пожалуйста, смотрите». А в это время мне по телефону звонят: генерал ФСБ просит встречи, прилетел их сотрудник, и крайне важно встретиться с ним сегодня. Я говорю: хорошо, сейчас закончу только другую встречу.

— Что за сотрудник?

— Ну я же не знал его. Кто звонил, я знал. Скажем так, это человек Службы. Генерал, который по поручению Патрушева начиная с 2005 года занимался Крымом. Надо отдать должное его профессионализму — мы встречались в Москве, на Кубани, но он ни разу сюда не ездил. А сотрудника, который приехал в Крым, я не знал. Я говорю: «Хорошо, чуть позже встречусь». В этот момент ко мне в дом в прихожую заносят специальный аппарат правительственной связи — такую коробку с антенной и трубкой — и соединяют меня с министром обороны Шойгу.

Мы начинаем разговор: привет-привет, все такое. Я ему говорю: я хорошо вас помню еще со времен, когда первый секретарь заходил в отдел оборонной промышленности ЦК КПСС и с инструктором Шойгу знакомился. (Смеется.) Шойгу мне говорит: «Ну я вас прошу, дайте согласие…» Я отвечаю, никаких сомнений, надо только решить одну проблему — и повторяю ему то же, что остальным. Он говорит: «Это не проблема». Мы расстаемся с этой компанией, а мне звонит в очередной раз человек [из ФСБ], с которым надо встретиться.

Он говорит: «Я здесь, в соборе Петра и Павла». Я вызываю машину свою, еду к собору. Там справа есть небольшая пожарная часть, а рядом с ней одноподъездная гостиница под названием «Европейская». Подъехал, смотрю — что такое? Стоят Федотенков, Халиуллин, с которым мы час назад расстались. А водитель мне говорит: «О, смотри, охрана и водитель Константинова». Я говорю: «Так, не понял».

— То есть Константинов уже был в тот момент на переговорах с тем же Федотенковым и Белавенцевым?

— Да. И я говорю: «А что такое?» Они говорят: «Да пошли там разговаривать. И [лидера партии „Русское единство“] Аксенова позвали». Я говорю: «Я что-то не понял, ребята. Ну ладно». Хотя сердце екнуло, как говорится.

Пошел встречаться с эфэсбэшником. Подходит человек: «Я полковник такой-то, пойдем, я вас с генералом соединю». А он снял там временно жилье, у них все законспирировано. Мы пошли в квартиру, у них своя связь, он меня соединяет с генералом. И опять мне говорят: «Ты должен дать согласие… Завтра собери утром митинг и заяви, что ты даешь согласие быть премьер-министром». Я говорю: «Ребята, это какое-то детство, херня по большому счету. Я соберу, но это детство». Я собрал, кстати, забегая вперед. А в это время все шло — это же все было на фоне [событий] 26 февраля.

— Тогда как раз были столкновения между митингом меджлиса и пророссийски настроенными сторонниками «Русского единства».

— Да. И противостояние такое было, что не поймешь, для чего и что. На следующий день Халиуллин и Федотенков заходят ко мне в офис, а вслед за ними и Белавенцев. Названивают кому-то, шушукаются. Потом еще два человека приходят. А я уже получаю информацию по своим каналам, что проголосовали за Аксенова, что меня удивило вообще. У человека ни руки, ни головы нет, ничего не умеет. Человек донецкого мира. А эти тоже… Сидят у меня, жрут мои бутерброды, пьют мою водку. Разводят руками и говорят: «Понимаешь, не получилось». И тихонько сбежали.

Оставшиеся у меня сотрудники ФСБ затянули новый сериал — Леонид Иванович, с завтрашнего дня организуем митинги в поддержку референдума и нового крымского правительства. Тут уж я разозлился. Говорю: «Ребята, без меня. Свое лицо не продам. Одно дело — пророссийские силы, а другое — поддержка бандитов». На том и расстались.

Проходит несколько часов. Белавенцев ходит по Верховному совету, руководит. И уже к вечеру появляются по всему Крыму «вежливые человечки». Что само по себе является абсолютно оправданным. Если бы этого не было, мы бы не сидели бы здесь и не беседовали.

— Вы понимаете, как «человечки» приехали?

— Это десант был. Транспортные самолеты садились, и все. Ну и силы Черноморского флота подняли. Самолетов было с десяток. А дальше просто — локализовали воинские подразделения украинской армии, морского флота и так далее без единого выстрела. Если бы не локализовали, здесь пошла бы стрельба — и это было бы большущее горе для всех. А они взяли по большому счету умом и на испуг.

— Вы ожидали, что дальше так быстро все это произойдет — с референдумом и входом в состав России? Помните, все эти заседания с Чалым…

— Меня туда уже никто не звал. Я уже не нужен был.

— Какие эмоции испытывали?

— Прямо скажу: обида была. Взяли кого попало. Ну [глава Севастополя Алексей] Чалый ладно — время показало, что он не к месту был. Но я переживал. Я понимал, кто такие Аксенов и Константинов, и у меня была тревога.

Потом, кстати, проходит несколько месяцев — и вдруг заместитель полпреда президента в Крыму обо мне вспоминает. Звонит: не могли бы вы прийти к нам в представительство? Иду, там куча охраны. Паспорт просят, документы. Я им говорю: Грач в Крыму один. Они куда-то позвонили и пропустили. Меня заводят в кабинет Белавенцева. Белавенцева нет, есть его зам, тоже генерал, эфэсбэшник. Поет мне оды, вручает медаль «За освобождение Крыма», удостоверение за подписью Белавенцева.

Через месяц, в сентябре 2014-го, начинается подготовка к выборам в Госсовет Крыма. А я уже легализовался политически. В зюгановскую партию не пошел, пошел в мальчишечью партию, «Коммунисты России» Сурайкина. Решил участвовать в выборах, хотя уже знал, что дана команда. Председатель Центризбиркома, с бородой — Чуров, да, — дал команду: Грачу не больше двух процентов. Этим же всем руководил Володин — страшный по большому счету человек.

В общем, пошел я к заместителю [Белавенцева] и говорю: «Смотрите. Вы же видите, что это одна шайка-лейка. Разделят Госсовет напополам. Часть Аксенов приведет, часть Константинов. И почти все — [бывшая] Партия регионов. Самые порочные, которых все знают. Что же вы будете делать?» Отвечает: «Иванович, да мы не допустим». Что вы не допустите, когда я знаю, что уже есть команда [замглавы администрации президента Вячеслава] Володина? Это же разошлось по городским, районным избирательным комиссиям, а там свои люди, и все [говорили]: «Как можно?! У Грача такой авторитет. Он только за счет авторитета возьмет эти 5%». Но команда была — рубить.

А затем последовало то, что последовало. Очень высокого патриотического уровня настроение столкнулось с самой махровой российской бюрократией, которая является фундаментом коррупции в стране. Я сегодня всем — и Путину, и Чайке, и Бастрыкину — пишу письма с доказательствами коррупции в Крыму во всех сферах.

— А Патрушеву?

— И ему пишу.

— Но он уже не звонит?

— Нет. Теперь уже нет. «Мавр сделал свое дело».


Читайте v-n-zb в социальных сетях   фбтвиттервк ок   ю





Последние записи в журнале


промо v_n_zb июль 17, 2013 17:32 151
Разместить за 200 жетонов
. Пару лет назад я публиковал уже эти фрагменты из Незнайки. Но повторюсь - уж слишком актуальна сегодня эта сказка Носова. Такое ощущение, что автор в машине времени был переброшен из 64-го года на 50 лет вперед. Это - о нас. Всё - о нас... === Законность: – А кто такие эти…

  • 1

за матушку россию

и все Ггачи за матушку Госсию

Надо не о Гааге думать, а войну выигрывать.
Потому как судить будут проигравшего.

а матушку россию

Исповедь подонка. Грач - он где-то из житомирщины, полностью вырожденный хахол-малоросс... У каждой нации есть отходы.

И в результате грачи прилетели.

В тексте никак не оценивается желание крымчан расстаться с Бандештатом. Откуда такая уверенность, что желания не было?

  • 1
?

Log in